Смотрите матчи НБА БЕСПЛАТНО

NBA2K12 ROSSTERНБА ВКОНТАКТЕNBATV
Символизирующие эпоху: «Американская Мечта» Латрелла Сприуэлла
29.08.2011 15:57    PDF Печать
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 
NBA | National Basketball Association
Символизирующие эпоху: «Американская Мечта» Латрелла Сприуэлла

Год назад примерно в это же время я уже объяснял свое видение такого понятия, как подарок, и сейчас самое время продолжить приятную традицию, пусть и с опозданием на двое суток из-за вполне объяснимым причин,  которые можно посчитать смягчающими обстоятельствами. Этот текст лежал в разобранном виде уже несколько лет, так и не став частью эпохального материала обо всех «bad boy’ях» в истории НБА начиная еще с Томми Хейнсона, дарившего Рэду Ауэрбаху сигару с петардой внутри, но сейчас самое время достать его из шкафа, подретушировать, дополнить и продолжить им понравившийся многим «журнальный» цикл, правда, в отличие от серии других статей, эта публикуется впервые. 

Я знаю, что Глена Робинсона называли «Биг Догом», но я на двести процентов уверен в том, что настоящим псом на просторах НБА был «Спри», потому что статус сорвавшейся с цепи собаки, больной бешенством, подходил к нему лучше всех. Цепкий, агрессивный, совершенно неадекватный персонаж фантастически дополнял эту лигу, ведь ей был жизненно необходим тот, кого смело можно назвать «жывотным», именно через «ы».

Карьера, человеческие качества и уровень таланта не позволяли любому мало-мальски нормальному прямоходящему существу вознести его в один ряд с другими героями этого сериала: Чарльзом Баркли, Реджи Миллером, Алонзо Моурнингом, Дикембе Мутомбо, Хакимом Оладжувоном, Джоном Стоктоном и даже Деннисом Родманом. Все они – железобетонные члены «Зала Славы», которые либо уже введены туда, либо вот-вот получат вожделенный билетик. Но один фантастический розыгрыш плей-офф в составе команды, которая нуждалась именно в этих инстинктах, навсегда вписал имя Сприуэлла в золотые страницы истории.

Он пришел в Лигу как и сотни, тысячи других. На его «бейджике» не было ни имени, ни фамилии, он казался совершенно посторонним на этом празднике жизни, человеком, перепутавшим двери в огромном «Мэдисон Скуэр Гардене». Его избрали в трясине первого раунда на драфте-92, где раньше ушли такие люди, как Адам Киф, Дон МакЛин и Оливер «Пиг» Миллер.

Первый оказался одним из главнейших провалов всего десятилетия, второй же запомнился мужиком, за которого двусмысленно заступился Чарльз Баркли, когда тот ухитрился попасться на употреблении «стероидов»: «Я видел этого парня голым и могу вам сказать, что он наверняка не глотал таблы». Именно поэтому путь в адвокатскую деятельность для «Сэра» забит гвоздями, и его пустили «разве что» в телевизионную студию. Третьим был партнер легенды «Финикса», человек, ставший самым показательным примером отвратительного отношения спортсмена к своей профессии, ведь его фото помещено в иконостас таких людей, как Эдди Карри и Джером Джеймс. Это показатель. Близкая дружба с лучшим игроком в истории «Санс» и свиными ребрышками требует жертв.

Сложно рассчитывать на солидную карьеру, когда тебя избирают позади таких людей, но уже год-полтора спустя его называли одной из главнейших находок в истории ярмарок талантов. Ущемленные уходом Майкла Джордана персоны, имевшие то или иное влияние на происходящее внутри Ассоциации, даже посмели избрать его в первую символическую сборную всея НБА разлива 94-го года, проигнорировав Реджи Миллера, не говоря уже о больном и готовившемся к сбору чемоданов Дрекслере. Болельщики называли его настоящей «Американской Мечтой» в ее самом знаменитом проявлении.

В те дни поклонники сильнейшей лиги мира разбились на два конкурирующих лагеря: тех, кто любил в игре изящество, ум, кошачью пластику, королевские манеры, и их противников, желавших наблюдать за страстью, агрессией, атлетизмом и проявлением не столько эмоций, сколько баскетбола из их бандитского квартала, единственной уличной площадки на всю округу. Первые стали поддерживать Гранта Хилла, всячески поощряя его любовью за грацию и воспитание, без проявления любого рода высокомерия, вторые же ухватились за Сприуэлла, полностью отображавшего их культуру на самых знаменитых аренах страны. Они видели в нем своего парня, того, кому для полноты образа не хватало только пистолета за пазухой. Правда, он мог нарисоваться уже через год, в 95-м, однако партнеры и руководители отговорили подрастающего исполнителя от желания изрешетить Джерома Кэрси.

Латрелл покорил НБА сочетанием атлетических качеств и нечеловеческого задора. Они позволяли ему активно и чрезвычайно жестко работать в защите (демонстрируя зрителям, что такое Рон Артест, до того, как в лиге появился Рон Артест), хватать тяжелые подборы в рьяной борьбе и активно продвигаться по направлению к кольцу. Его удивительное строение тела, с лапами кузнечика и крепкой грудной клеткой, позволяли ему быть невероятно качественным «стоппером» на мяче и раз за разом обходить противников на виражах, он был просто легче, резвее и подвижнее, чем все они. Параллельным курсом ему удавалось работать спиной, рваться в отрыв, бросать со всех дистанций, с удовольствием обыгрывать на дриблинге и атаковать с ведения, каждый раз готовясь найти лазейку для прохода. Его характеризовало удивительное игнорирование любых законов движения мяча, прописавшее обладателя достаточно неплохой игры на периметре в ранг низкоэффективного атакующего элемента, того, кто запускал косяки трехочковых, сочетая их с массой не самых оправданных положением потерь.  Позже это назовут «режимом имени Антуана Уокера», тогда же полная неадекватность и игнорирование всего, что происходило вокруг, подкупали болельщиков, ведь они видели настоящую звезду с неправильными гранями, достигающую определенных успехов на личном игровом фронте исключительно благодаря несоответствию результата к комплексу принятых решений.

Первое декабря 1997-го подвело черту не столько под этапами карьеры, сколько под жизненными циклами агрессивного атакующего защитника. Он сорвался. Он создал прецедент, за который должен был отплатить по полной программе. Его желание удушить Карлисимо в сочетании с комбинацией из ударов, которые пришлось испытать на себе главному тренеру «Уорриорз» через два десятка минут, не могло иметь продолжения. Дэвид Стерн взял дело под свой контроль. Десятидневная дисквалификация, а затем и отстранение до конца сезона не могли никого удивить, но НБА возжелала выбросить его навсегда. Сприуэллу грозило все что угодно.

Арн Теллем, знаменитый агент баскетболиста, чувствовавший неладное, принялся активно проверять почву. Руководители «Голден Стейт», заручившись поддержкой комитетов, решили разорвать контракт с игроком в одностороннем порядке, Ассоциация же помимо разнообразных взысканий угрожала еще и тюрьмой. Понимая, что работодателя и его самого ждет потеря баснословных барышей (почти 24 миллиона по оставшемуся соглашению, не говоря уже о будущих), мастер закулисных интриг принялся искать лазейки. Он обвинил комиссионера в превышении служебных полномочий, переманил на сторону «Спри» профсоюз, собирая свидетелей среди баскетболистов, способных подтвердить регулярные провокации со стороны Пи Джея во всех организациях, в которых он работал. Параллельным курсом деловитый мужчина в дорогом костюме обращался ко всем, кто мог хоть чем-то помочь и даже ухитрился привлечь советников защиты Оу Джея Симпсона, сумевших помочь отцу семейства Кардашьян «отмазать» футболиста от ответственности за совершенное им двойное убийство, воспользовавшись нерешительностью прокурора, сделав адвоката и его родню звездами американского масштаба.

В итоге ему удалось сохранить зарплату Латрелла за два последних года по контракту, а сам Сприуэлл при этом ухитрился с радостью поколесить по автомобильным дорогам США во время дисквалификации и отсидеть три месяца под домашним арестом. Мало кто мог подумать, что в лиге найдется коллектив, изъявляющий желание связаться с таким баскетболистом (пусть и находившемся в самом соку), поэтому обмен в стан «Никс» стал не просто неожиданностью, он поверг многих в шок. Здесь и началось веселье.

Покинув Город Большого Яблока, Пэт Райли лишил его любимцев харизматичного мастера за боковой, который выжимал все соки из ресурсов подручного коллектива. Его решение уехать на юга, оставило «Нью-Йорк» без частички уважения к клубу, без искры страха к его имени, без одного из лучших рулевых всех времен, наконец. И все же оно не могло отнять у команды главного – ее философии. «Никербокерс» имени нынешнего творца эпического флоридского трио, всегда были жесткой, грубой, агрессивной, провоцирующей соперника обоймой со стальной обороной, стержнем внутри и боевым задором. Они не имели настолько  одаренного состава, как могли бы в нынешние времена, однако компенсировали все немножко банальной, но всегда эффективной самоотдачей. Молодая и не нюхавшая пороху парочка из Джеффа Ван Ганди и Тома Тибодо, заменившая зашедшего на огонек Дона Нельсона (ругавшегося с игроками и просившего обмена Патрика Юинга ради приглашения Шака в межсезонье), не стала ломать то, что работало, в отличие от начавшего творить свои привычные чудеса в ротации «Нелли». Они еще больше затянули гайки, создав по-настоящему неприятный для вражеских глаза, уха, ребра и правого бедра коллектив.

Несмотря на то, что ямайскому чудовищу было уже тридцать шесть, его умения в сочетании с агрессией и подстраховками от партнеров, помогли «Никс» войти в пятерку лучших оборонительных команд НБА в 99-м, что в комплексе с их невероятно медленным и вязким темпом действий в нападении изрядно изматывало любого соперника. В сокращенном из-за локаута сезоне «Никс» ухитрились всего шесть раз преодолеть планку в сто очков за матч (и только однажды парням JVG удалось провернуть это в двух играх к ряду), но при этом сами давали сопернику возможность выбить трехзначные цифры в статистическом протоколе лишь  в пяти из пятидесяти встреч в рамках регулярного чемпионата!

Такой рисунок прекрасно подходил Сприуэллу, а сам Латрелл стал тем самым недостающим звеном как в атаке, так и в защите хозяев знаменитого MSG: он нагло и жестко работал сзади и постоянно первым (а иногда единственным) из партнеров рвался в отрыв. Он привносил в игру энергию и злость, поэтому тренерский штаб предпочел выпускать его со скамьи после травмы на более чем две трети игрового времени, ведь ему пришлось вливаться в уже более-менее сложившийся по ходу сезона коллектив. «Никс» играли достаточно узкой ротацией из восьми человек, ведь их ростер после обмена ради «Спри» сложно было назвать глубоким. Ван Ганди предпочел двигать подопечных между позициями, использовать звенья и сочетания, вместо того, чтобы давать место на площадке тем, кто явно не дотягивал до уровня представителя стабильной ротации команды, борющейся за плей-офф, не говоря уже о тех, кто мечтает о заветном трофее.

Тем не менее, травмы внесли коррективы в планы перспективного дуэта наставников, практически вычеркнув «Нью-Йорк» из ряда коллективов, претендующих на что-то большее, чем вылет в первом же раунде. Возрастной Юинг, только-только переборовший колоссальные проблемы со сломанным за год до этого запястьем (первым серьезным повреждением за всю свою длительную карьеру), столкнулся с травмой ахилла, а остальные…

Из всего состава, представлявшего Город Большого Яблока, лишь Аллан Хьюстон, Курт Томас и Чарли Уорд не пропустили ни одного матча из полусотни. Лихорадка не захотела пройти мимо самого «Спри», заработавшего стрессовый перелом ноги уже во втором матче регулярки (конечно же, против «Хит»), вынудив его бегать остаток сезона через боль из-за нежелания лечь под нож и закончить чемпионат досрочно.

Проиграв массу равных поединков за первые несколько месяцев сезона, «Нью-Йорк» на зубах забрался в ранг коллектива, готовящегося принять участие в турнире на выбывание, буквально вырвав шесть побед в заключительных восьми встречах и обогнав всего на один триумф «Хорнетс» Пола Сайласа, пытавшихся исправить катастрофический старт имени Дэйва Коуэнса своим солидным рывком, но даже три овертайма за два дня не заставили судьбу смиловаться над ними и подарить путевку в плей-офф команде, схватившей незадрафтованного Брэда Миллера как никому не нужного белого центрового без перспектив.

В первом же раунде их ждали…. Да, баскетболисты «Майами». Третий год подряд сетка сводила непримиримых соперников в рамках матчей на вылет и каждый раз они давали зрителю битву до крови, где никто не хотел не то, что уступать, а даже пропускать соперника в защите в более-менее свободный проход. Если ты видишь, что чужак идет под корзину, и ты его уже не накроешь – бей, бей так, чтобы он не мог попасть с линии штрафных, чтобы у него руки болели еще несколько дней. Торжество агрессии и тестостерона не оставляло никого равнодушным. «Спри» окунулся в свой котел.

«Хит» выглядели фаворитами. Моурнинг провел лучший сезон в карьере, наконец-то затмив «Дизеля», и флоридцы благодаря дополнительным показателям стали первыми при Восточном троевластии, обскакав вражеских соседей из стана «Мэджик» с еще державшимся на ногах Пенни Хардуэем и «Индиану» имени Реджи Миллера, Рика Смитса и готовившегося взорваться Джалена Роуза. Дополняли маститого центрового однофамилец Анферни Тим, Джамал Машберн, Пи Джей Браун, Вошон Ленард, Дэн Марли, останки Терри Портера и подававший когда-то надежды а теперь мячи Кларенс Уизерспун (выбранный также выше Латрелла в 92-м).

Между собой столкнулись две команды, которые лепил один и тот же человек, соответственно проповедовавшие одинаковые принципы. Они строились вокруг стержневых центров, плотной защиты и колоссальной самоотдачи. Но многие недооценивали ротацию подопечных Ван Ганди, где рядом с Юингом и Сприуэллом, были Аллан Хьюстон, Ларри Джонсон и Чарли Уорд, находившиеся в самом благоприятном возрасте, а со скамейки на это все смотрел юный и готовый заявить о себе вслух Маркус Кэмби. Пусть все они были не в лучшей форме из-за разнообразных повреждений, полученных по ходу отрезка от февраля до мая, но все-таки это были имена, люди, зарабатывавшие свой статус не два и не три дня. Однако главным козырем «Майами» считался именно тренерский фактор: учитель всегда мудрее учеников, создатель, знающий проблемы своей системы изнутри и получивший достаточно опыта по ее вскрытию от вражеских наставников по ходу своего срока у руля «Никс», обязан этим воспользоваться. Только вот первые три игры перечеркнули все это на «нет», заставив скептиков сооружать виселицу из дверного каркаса и подручного галстука.

Джефф «Десять швов» Ван Ганди и его подопечные ухитрились просто разорвать соперников на старте серии и вырвать у врагов перевес собственной площадки. Затратив огромные усилия, «Хит» все-таки смогли отыграться и взять реванш, сравняв счет, но стоило серии переместиться в «Мэдисон Скуэр Гарден», как по флоридцам опять проехался каток. «Никс» просто уничтожали «Хит» на щитах, они не давали сопернику двигать мяч, ломали комбинации, активно защищались на мяче, пытаясь выловить любую поперечную передачу. Как только Юинг переставал справляться с Моурнингом, как тут же Зо давили всей командой и при этом игроки «Нью-Йорка» пытались тут же резво вернуться на свои позиции, чтобы не дать армии Райли наказать себя за такие чуточку опрометчивые действия. Фантастический рывок 32:2, организованный усилиями Латрелла, окончательно разобрал фаворита на запчасти.

В четвертом матче «Никербокерс» собирались закрывать серию, но «Майами» были лучшей командой Востока, а не проходимцами, приехавшими в Город Большого Яблока, дабы сфотографироваться рядом со статуей Свободы. Они не просто закидали хозяев трехочковыми, но и в решающий момент ухитрились сломить неудачно складывавшийся матч. Проигрывая с разницей в восемь очков, «Хит» смогли провести одну из самых невероятных четвертей в своей истории, выиграв заключительную двенадцатиминутку со счетом 29:10.

Алонзо схватил своего визави то ли за яйца, то ли за глотку, позволив легендарному местному тридцать третьему номеру наковырять всего два очка и собрать жалкий один отскок во второй половине.  У флоридцев получалось буквально все, команда выполняла каждое указание главного тренера, при этом еще и активно жестикулируя после любого точного попадания, словно совершая контрольный выстрел в сердце умершего на тот момент «Гардена» и преданных болельщиков «Нью-Йорка». Особенно неприятным был тот факт, что делали это запасные «Хит», буквально растерзавшие знаменитую защиту соперника своими мячами со среднем и дальней дистанции После такого холодного душа лишь самые отъявленные оптимисты верили, что «Майами» выпустит победу в пятом матче из собственных рук, тем более, когда Его Величество Юинг констатировал все это краше остальных: «Мы просто обосрались».

Поклонники боялись, что «Никс» банально сломались психологически, попросту отдав сопернику, хотя нет, самому настоящему врагу ту путевку в следующий раунд, которую зарабатывали своим каторжным трудом в первой части противостояния. Они опасались того, что команда опять встанет, что Патрику вновь не хватит сил, дабы второй раз подряд более-менее нейтрализовать Зо, что Райли просто перехитрит их в концовке, что…

Наконец, у многих наставников и болельщиков существует поверье, согласно которому в битве равных, где зафиксированы как обоюдные разгромы, так и тяжелые вырванные на зубах победы, верх возьмет тот, кто выглядел сильнее именно в тех матчах, где были тяжелые концовки. Это был еще один козырь в колоде победителя Атлантического Дивизиона.

«Никербокерс» ничего другого не оставалось, как выходить на игру и умирать на поле брани. Ван Ганди вынудил оппонентов принять вызов и превратить пятый матч серии в одно из самых легендарных оборонительных сражений в истории этой Лиги. Его не волновал ни учитель, ни брат в штабе более именитого и мастеровитого визави. Он собирался сделать так, дабы его коллектив сыграл на 100% своих возможностей. Остальное должно было зависеть от противника. Эти сорок восемь минут баскетбола подарили кучу эмоций и оставили массу синяков, шрамов, как чисто физических, так и психологических, а ямайский гигант вообще подозревал, что Пэт и его подпочечные сломали ему как минимум одно ребро.

Ни одна команда не доминировала на любом из отрезков поединка. «Нью-Йорк», как обычно, пер в трехсекундную зону, баскетболисты «Майами» пытались растянуть и наказать. За две минуты до окончания основного времени «Хит» принялись доказывать правомерность своего перевеса в аспекте качественных решающих владений и верных финальных комбинаций: Моурнинг после толчка все-таки забил тяжелый мяч и подарил флоридцам преимущество в три очка. В следующей атаке фаворитов Портер обязан был закрывать серию, но его промах подарил «Никс» надежду. Джефф Ван Ганди, которого собирались увольнять в случае поражения, приказал искать контакт и не форсировать события, полагаясь на дальний бросок, в результате чего Юинг вышел на линию штрафных и оба раза отправил мяч в корзину. Маячившее на горизонте назначение Фила Джексона на мгновение скрылось из виду.

Теперь уже команда Райли обязана была забивать, дабы оставлять сопернику шанс лишь на овертайм, но Сприуэлл вцепился в Тима Хардуэя, яростного представителя активных ненавистников сексуальных меньшинств, проваливавшего серию на радость им и болельщикам «Нью-Йорка», сумев выцарапать у него мяч. Латрелл тут же постарался разыграть «пик-н-ролл» с центровым-ветераном, но защите «Майами» удалось разбить незамысловатую комбинацию и опростоволосившийся чуть ранее партнер Клайда Дрекслера по задней линии «Портленда», именовавшийся  просто Дедушкой Терри выбил мяч в аут буквально из рук «Спри». «Никс» ввели его из-за боковой, имея в своем распоряжении всего 4.5 секунды, чего вполне хватило Хьюстону, чтобы просочиться между защитниками и выпустит мяч одной рукой в сторону корзины. Тот, ударившись о дужку, а затем о щит, все-таки отскочил в цель. 0,8 на табло практически не оставляли никаких шансов флоридцам. Сразу после матча Аллан спросит: «Сколько там было времени? Секунд пять? Мне казалось, что эта атака длилась как минимум пару минут». Он забил важнейший бросок в своей карьере, а тот самый ветеран Пэт, являвшийся настоящим оплотом всея югов в этой серии, вылетел в первом раунде в третий раз за четыре последних сезона.

Подобные триумфы не проходят бесследно. Когда ты ухитряешься обыграть своего врага в статусе восьмой команды по итогам регулярки, любой другой противник выглядит значительно слабее предыдущего. «Никс» добавили к своему коктейлю самый смертельный элемент – уверенность в собственных силах. Именно она позволила «Никербокерс» взять верх над «Атлантой» в битве примерно равных соперников,  так и не проиграв ни единого поединка. Ни в одном из матчей не было конечного двадцатиочкового перевеса в счете, это не был вынос тела во всех отношениях, но каждый раз «Нью-Йорк» получал достаточный психологический толчок, переключавший их на следующую передачу. Подопечные Ван Ганди не боялись совершить ошибку, они предпринимали вычурные действия и, как и должно быть в подобных случаях, выигрывает тот, кто может сыграть нестандартно и при этом доставить мяч в корзину.

Это то, в чем нуждался Сприуэлл. Он буквально в одиночку отобрал у «ястребов» перевес собственной площадки, ошарашив их тридцатками в двух стартовых матчах серии. Игрок периметра, который ухитряется быть в таких огнях в вязкой борьбе способен вытащить из бездны кого угодно. «Никербокерс» оставалось только додавить подопечных легендарного Ленни Уилкенса, использовав энергию родной публики. Разумеется,  болельщики устроили настоящий фестиваль на трибунах, победа над «Майами» стала для этого прекрасным подспорьем. 20 тысяч человек, в едином порыве без устали скандировавших фамилию главного тренера, подтверждали это круче всего. Остальное было уже делом техники.

Однако, узнав имя соперника по финалу конференции, игроки «Нью-Йорка» поняли, что «ястребы» были таким себе затишьем перед бурей, островком спокойствия, втиснувшимся между бушующими тайфунами. Все эти «Чикаго» и «Бостоны» отошли в те времена на двенадцатый план, команда и ее поклонники ненавидели только два оплота зла: «Хит» и Реджи Миллера с его колхозниками.

Герои Города Большого Яблока на подсознательном уровне чувствовали, как важно им было обыграть «Индиану». Они считались слабее индивидуально, вполне возможно, что даже и коллективно, но Ван Ганди требовалось вновь найти подход к своим игрокам, еще больше зажечь их, напомнить об атмосфере середины 90-х, когда провинциальная команда сумела бросить вызов Гиганту и изрядно потрепать его крепкую, защищенную броней плоть. «Нью-Йорк» проникся и стал еще злее и агрессивнее. Его обойма обрела такое сочетание бесстрашия и маниакальной злости, что сломала «Пэйсерз» именно на психологическом уровне, ухитрившись обрушить внутренний мир даже самого храброго и хладнокровного ассасина, который совсем недавно выставлял их в ранге общественного посмешища.

«Никс» начали с места в карьер, моментально захватив инициативу. Они уничтожали соперника эпизод за эпизодом, вынося частичку за частичкой, пытаясь довести дело до глобального обрушения. Они хоронили их, добивали лежачих лопатой по голове тогда, когда не позволили любому из партнеров выбежать и освободиться, оставив Марка Джексона в одиночестве в закрытом углу в решающем владении первого поединка, вынудив одного из лучших ассистентов всех времен совершать глупый дальний бросок с колоссальным сопротивлением. Тогда, когда, проигрывая с разницей едва ли не в двадцать очков в следующей встрече, парни Ван Ганди не просто вернулись, но могли и выиграть тот матч: передача через всю площадку нашла свободного Юинга на линии штрафного броска, но ямайская легенда вновь промахнулась в решающий момент. Наконец, тогда, когда стало известно, что колени Патрика окончательно плюнули на него и захотели лечиться, закончив его сезон досрочно.

«Нью-Йорк» не просто не развалился, он еще больше сплотился, стал жестче, грамотнее и слаженнее. Он не сдал, он стал играть лучше. Судейская ошибка при броске Джонсона вообще стала нокаутирующей для птенцов Берда. Позже все это безумие назовут теорией имени клубной легенды, но тогда «иноходцы» почувствовали, что столкнулись с командой, которую просто не могут обыграть, обстоятельства им не позволят.

«Anything you can do… I can do better» – отвечали им на любое действие соперники. Когда «Пэйсерз» все-таки ухитрились сравнять счет в серии и начать все с чистого листа благодаря одновременному всплеску Роуза, Дэвиса и Маллина и должны были ломать ход событий в противостоянии при 2-2, Латрелл взял мяч в свои руки и понес его в сторону корзины. Его невероятная агрессия в пятой встрече в сочетании с взрывом от Маркуса Кэмби нивелировали преимущество «Индианы», подаренное ей лучшим матчем Миллера за все противостояние, вновь поставив перед любимцами MSG все ту же знакомую задачу: закрыть серию дома, одолев заклятого врага.

Аллан Хьюстон, которого упрекали в побеге за деньгами, заработанными благодаря умению Гранта Хилла находить его в лучших положениях для броска, во второй раз за розыгрыш плей-офф публично плюнул в лицо недоброжелателям. После решающего попадания в схватке с «Майами» он потащил на себе «Никс» и в этом поединке, особенно, когда медики унесли раненого Ларри Джонсона.

Потеряв второго основного игрока со звездными задатками и продолжая стоять на ногах, «Нью-Йорк» еще больше заставлял соперника ошибаться.  Вновь удивившись стойкости подопечных Ван Ганди и узрев то, как перегорел Реджи Миллер, «Индиана» все-таки пыталась драться, но уже по ходу матча было ясно, что команда Ларри Берда сложит оружие. «Они просто получили то, к чему стремились. Надеемся, что финальная серия выйдет классной», – Марк Джексон уже тогда готовился к работе на телевидении.

«Никербокерс» не могли выиграть финал. Если бы они потеряли Хьюстона или Сприуэлла вместо своей передней линии, им еще можно было надеяться на что-то внятное, но выйти на «Сдвоенные Башни» из Тима Данкана и Дэвида Робинсона, еще считавшихся сопоставимыми игроками, было просто авантюрно. Хромавший двухметровый Джонсон, зеленый Кэмби, Курт Томас, Крис Чайлдс и 41-летний Херб Уильямс – не лучший таран для сноса эпохальных сооружений.

Латрелл был единственным игроком, пытавшимся что-либо противопоставить техасской машине, он провел лучший игровой отрезок в своей жизни, раз за разом, вскрывая оборону «Сперс» консервным ножом. Он пытался брать на себя инициативу в каждом конкретном эпизоде, рисковать там, где у партнеров могли начать дрожать руки. «Никс» бодались в любой конкретной игре, ухитрились даже зацепить третью, но им просто не хватило класса или банального кадрового потенциала. В решающих эпизодах четвертой встречи, от которой напрямую зависела продолжительность серии, «Сан-Антонио» благодаря перевесу в таланте и опыте привело к исполнению каждый из своих финальных розыгрышей, сделав то, что не могли себе позволить их соперники. Судьба серии была предначертана. Представители мегаполиса опять впились в глотку «шпор», но слишком много из парней Поповича могли попасть важный бросок. На сей раз пришел черед «Маленького Генерала». Прозвучала сирена, их официально перестали называть «Софтис».

После такого фантастического похода, руководители положили на стол лучшему игроку команды 62-миллионный контракт, но «Никс» уже не достигнут и доли успеха 99-го. Перестроившись вокруг «Спри» и Хьюстона, им удастся провести несколько более-менее удачных по меркам нынешнего «Нью-Йорка» сезонов, но команда просто изжила себя, отработала весь свой ресурс, пошла на износ. Спорить с этим в конце 2001-го было уже просто бессмысленно. После менее чем четверти турнирной дистанции Джефф Ван Ганди признал это и решил покинуть команду, сославшись на творческий кризис, на запор идей, удивившись тому, что все, над чем он работал летом, просто неприемлемо либо в этой команде, либо в лиге в целом. Черта подвела себя сама. Величественный френчайз то ли впал в кому, то ли приказал долго жить.

Дальше у Сприуэлла была «Миннесота», Гарнетт, Касселл и МакХэйл. В заснеженном штате, любимец которого проиграл все семь серий плей-офф в своей карьере, ждали тех, кто не боится проявить себя, взять инициативу в собственные руки, подставить плечо лидеру. Сэм «Стальные Яйца» и самый результативный игрок финалиста НБА выглядели великолепным пополнением, ходом, который подтолкнул самого Кей-Джи. Кевин стал поражать умы. Его начали считать суперзвездой еще задолго до этого, но раньше на него смотрели сквозь призму громадины-контракта и количества побед в турнире на выбывание, сейчас же «Биг Тикет» наконец-то начал давать результат, просто получив для него элементарное подспорье.

Тяжелый форвард выдавал самый удивительный баскетбол, когда-либо демонстрируемый игроком на его позиции. В 2004-м качество его игры четко стояло на уровне лучшего четвертого номера всех времен, потому что такой фантастики, какую он показал тогда, не достигал ни Данкан, ни Мэлоун, ни Баркли с Дирком. Единственный титул MVP буквально лежал у него в кармане с того момента, когда стало ясно, что «Тимбервулвз» – это, наконец-то, больше, чем привычный вылет на ранней стадии.

В кои-то веки, получив высокий номер посева, «волки» выбрались из капкана проклятия и разбомбили «Денвер», в серии, где Гарнетт сначала дал «30+20», а затем соорудил фантастический трипл-дабл, набрав 20 очков, сделав 22 подбора и отдав 10 результативных передач. Ветеранам Спрюэллу и Касселлу оставалось лишь поддержать лидера, что они с радостью и делали, просто не мешая ему, не пытаясь заслонить того, кто рвался к своей мечте. Латреллу больше не приходилось быть первой опцией в атаке, он лишь должен был сыграть на чувстве и взять инициативу на себя тогда, когда батареи лысого черного бородатого ворчуна явно перегревались.

То, что Гарнетт затем сделал с «Сакраменто», вошло в анналы истории, и в тот момент публике, партнерам и самим соперникам стало ясно, что лишь неудачное стечение злополучных обстоятельств не позволит ему выиграть чемпионское звание. В серии с «Лейкерс» оно подстерегло его за углом. Травма Сэма изрядно ударила по команде, не имевшей достаточного кадрового потенциала, и как ни пытались «Спри» и «Кей-Джи», как ни лезли из кожи вон, но компенсировать его потерю им не удалось. Символическая сборная «Матча всех Звезд» в желтых купальниках с парой-тройкой пассажиров в ротации прошагала дальше за счет элементарного перевеса в боевых единицах.

Дальше была очередная лотерея и рынок свободных агентов. За неимением выбора МакХэйл предложил изрядно сдавшего атлету тридцати трех лет от роду более чем серьезные 32М на 4 в долларовом эквиваленте. Латрелл дал свой знаменитый ответ.

На следующее утро он вновь проснулся в 97-м. Публика отреагировала на «мне нужно кормить своих детей» с помощью всего спектра эмоций. Пресса не могла не поддержать волну. Сприуэлл, который до этого открыто бойкотировал СМИ во время разбора последствий инцидента с Карлисимо, тут же вспомнил, как журналисты обвинили его в том, что он сломал руку в драке и поэтому утаивал сие «достижение» от руководства «Никс», а не «получил травму, поскользнувшись на яхте», как гласила официальная версия самого бешеного пса. Бенефисом стала даже не крылатая фраза, ушедшая в народ, а поступок с репортером ESPN, желавшим узнать о его планах на будущее. «Спри» нагло выставил «писаку» за порог собственного дома, как только тот соизволил заикнуться о контракте. Им оказался Крис Шеридан. Его реакцию, а скорее недоумение таким поведением с радостью поддержали коллеги. Началась самая настоящая травля.

Выехав на автобусе с вывеской «ажиотаж», «акулы пера» рассказали о домашнем насилии, о том, что баскетболист, выбирая между собакой и собственным ребенком, ткнул на псину, откусившую часть уха его дочурке. Они полностью выпотрошили его грязное белье, проверили все карманы и вновь сделали его Врагом Государства.

Сейчас Сприуэлл едва ли не обнищал. У него забрали значительную часть имущества, а семья наконец-то выбила для него запрет на общение с детишками. Его «Американская Мечта» рухнула, как зачастую и происходит, ведь он просто не был к ней морально готов. Мир ополчился против него, друзей или просто близких можно пересчитать на пальцах одной руки. «Так ему и надо придурку!» – смело заявляет большинство, но лишь один лагерь на всей территории громадных Соединенных Штатов Америки будет всегда помнить его: он стал определенным фундаментом и опорой, последним лучиком в истории одного из величайших клубов этой лиги. Они подобрали его выброшенным на улицу, и он стал для них героем.

Они не забудут не столько сам факт завоевания этой путевки в финал, сколько то, каким образом они ее добились. Поклонники не могут отбросить восвояси саму атмосферу, ведь самый сладкий триумф, самое приятное достижение – это то, чего ты совсем не ждешь, к чему объективно нет никаких предпосылок. Поэтому публика и зовет такие походы не иначе, как «Cinderella Run» – эпизод из сказки, ставший явью. И Латрелл, при всех его громадных человеческих и игровых минусах, навсегда останется символом величайшей подобной кампании за все время существования НБА. Лишь это по-настоящему важно для них, для тех, ради кого он, партнеры и Джефф Ван Ганди на самом деле творили историю.

«Нью-Йорк»-99 стал занавесом «золотой эры» баскетбола, прекрасной финальной страницей шедеврального произведения, давно отложенного на полочку, к которой прибита вывеска «Классика». Они закрыли эпоху, унеся вместе с собой не только трупы врагов, но и сердца родных болельщиков, которые уже больше десяти лет сидят на голодном пайке.

sports; 26 августа 21:54 | автор: Артем Панченко.

 

Add comment


Security code
Refresh

Your are currently browsing this site with Internet Explorer 6 (IE6).

Your current web browser must be updated to version 7 of Internet Explorer (IE7) to take advantage of all of template's capabilities.

Why should I upgrade to Internet Explorer 7? Microsoft has redesigned Internet Explorer from the ground up, with better security, new capabilities, and a whole new interface. Many changes resulted from the feedback of millions of users who tested prerelease versions of the new browser. The most compelling reason to upgrade is the improved security. The Internet of today is not the Internet of five years ago. There are dangers that simply didn't exist back in 2001, when Internet Explorer 6 was released to the world. Internet Explorer 7 makes surfing the web fundamentally safer by offering greater protection against viruses, spyware, and other online risks.

Get free downloads for Internet Explorer 7, including recommended updates as they become available. To download Internet Explorer 7 in the language of your choice, please visit the Internet Explorer 7 worldwide page.